Главная » Статьи » Статьи

"Бессмертные" гусары в начале ХХ века. Часть 2-я.
У нижних чинов шнуры белые, могли изготавливаться из разных материалов. Циркуляр Главного Штаба № 124, 28 июля 1908 года:"положенные для нижних чинов армейских гусарских полков снуры для обшивки гусарских доломанов и ментиков, ментишкетные снуры и кушаки допускаются как из хлопчатобумажных ниток, так равно и из шерстяных, или белевых ниток, по описаниям, установленным для гвардейских гусарских и уланских полков." 

Гусар Федор Воеводин.
Гусар Федор Воеводин с семьёй. Прислал правнук, кандидат военных наук, полковник А. А. Плешаков.

Вообще же, униформа нижних чинов была заботой полкового командования, и заказывалась у частных мастеров, по месту дислокации. Много было кустарных мастерских по изготовлению всякой военной всячины в Московской губернии, а вот характерный пример по Самаре, где Александрийцы стояли с 1910 года:"5 гусарский Александрийский полк приглашает портных взять подряд на поставку нижним чинам 514 доломан, 544 шинели, 1087 шаровар, 820 фуражек и 183 башлыка" (газета "Волжское слово", 29 сентября 1910 года, архив самарской прессы на staroskop.ru). Офицеры были совершенно свободны в выборе портных. Так, шапка из комплекта Александрийской формы в Musée de l'Armée сшита в Кишинёве мастером А. Ганапольским. 

У унтер-офицеров и прочих чинов, кому положено, гладкий унтер-офицерский галун нашивался на обшлагах рукавов доломана и по верхнему краю воротника, под шнуром. Ещё ниже, вплотную к галуну, нашивался басон (белевая тесьма) с черным просветом посередине, в 1/2 вершка (22 мм) шириной. Получалось, что воротник закрывался почти полностью, а обшлага на добрую половину.

Гусар Николай Кочетов. Гусар Николай Кочетов.
Унтер-офицер Николай Кочетов. Справа - фото военного времени.

Изначально, по ПВВ № 155, 1908 года, просвет задумывали сделать алым, в цвет обшлагов. ПВВ № 230, 18 мая 1908 года, цветные обшлага отменил, но там ничего не было сказано о просветах. Бело-красная тесьма на чёрных обшлагах смотрелась бы нелепо. Но дело поправил вышеупомянутый Циркуляр Главного Штаба № 124:"Главный Штаб, по приказанию Временно-Управляющего Военным Министерством, объявляет по военному ведомству, в дополнение и разъяснение приказа по военному ведомству 1908 года № 155, что: 
1) положенная для нижних чинов 2-го Лейб-Гусарского Павлоградского Императора Александра III и 5-го гусарского Александрийского Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полков белевая тесьма должна быть с процветом (так в тексте - К. С.): темно-зеленым в первом и черным во втором полках; причем, тесьма эта, согласно приказов по военному ведомству 1901 года № 298 и 1907 года № 644, должна нашиваться в Павлоградском полку лишь на воротниках доломанов и ментиков, а в Александрийском - на воротниках и обшлагах доломанов..." 

Трубачи носили наплечники алого сукна, расшитые простой белой тесьмой. 

Трубач, 1914.
Трубач, 1914. Рисунок В. В. Кольцова, прислан автором

Полковой оркестр, Калиш. Из коллекции Е. Рыжова. В центре - полковой адъютант С. А. Топорков.

Петлицы пальто и шинели чёрные, с алой выпушкой и пуговицей белого металла. 

Чакчиры сперва были модного во 2-й половине 19-го века крапового цвета, что давало возможность острым языкам шутить над армейскими гусарами-красноштанниками (В. Трубецкой, "Записки кирасира"). ПВВ № 53, 1909 года, заменил их на чёрные, у нижних чинов обшитые по наружным швам белым шнуром. На одном из сохранившихся фотоснимков хорошо видна неуставная расшивка чакчир.

Гусар И. М. Панков (слева), 1909-10.
Гусар И. М. Панков (слева), 1909-10. Из коллекции Е. Рыжова.

У штаб-офицеров обшивались галуном шириной 5/8 вершка (28 мм), у обер-офицеров галуном в 5/16 вершка (14 мм). 

Корнет К.Н. Батюшков.Поручик В. А. Петрушевский, 1915.
Корнет К.Н. Батюшков. Фото из книги: Лазарев С.А. "Герои Великой войны. Известные и неизвестные." СПб., 2007.
Поручик В. А. Петрушевский, 1915. Фото из архива его сына, С. В. Петрушевского

Ввиду практичности нового цвета, было установлено ПВВ № 226, 4 мая 1912 года:"в лейб-гвардии Гусарском Его Величества и 5-го гусарском Александрийском Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полках, взамен присвоенных, приказом по военному ведомству 1909 года № 100, при походной форме серо-синих шаравар (так в тексте - К. С.), иметь и при походной форме присвоенные им в мирное время чакчиры." Из армейских гусар такую привилегию позднее выхлопотали Изюмцы, их чакчиры были синими. 

ПВВ № 463, 18 августа 1912 года, внёс ещё одно существенное изменение в униформу Бессмертных гусар:"на чакчирах нижних чинов 2-го лейб-гусарского Павлоградского Императора Александра III и 5-го гусарского Александрийского Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полков, вместо снура, - иметь тесьму, присвоенную на воротники и обшлага доломанов", то есть, белую с чёрным просветом. 

ПВВ № 11, 8 января 1913 года, объявляет, что теперь тесьма на чакчирах нижних чинов вышеназванных полков полагается "по цвету металлического прибора, по образцу тесьмы гвардейских гусарских полков." То есть, должен исчезнуть чёрный просвет у Александрийцев и зелёный у Павлоградцев, а сама тесьма уменьшиться с 1/2 до 5/16 вершка. Однако на фото Александрийцев, сделанных в 1913, 1915 и 1917 годах, просвет виден совершенно чётко, тесьма прежняя. 

 Вольноопределяющийся младший унтер-офицер, 1915.Фотография 1
Вольноопределяющийся К. Н. Батюшков, 1913. Из архива С. Е. Батюшкова
Младший унтер-офицер, 1915.
Гусары, 1917. Из архива А. Шелкоплясова.

Возможно, нашего Полка это не коснулось, т. к. просвет совпадал с цветом чакчир, в отличие от Павлоградцев, выглядевших слишком пёстро. Либо приказ попросту игнорировали. На фото Павлоградцев и Белорусцев видно, что тесьма узкая, без просвета. К сожалению, не удалось найти документы, разъясняющие этот вопрос. В мемуарах Александрийцев также нет свидетельств замены старой тесьмы. 

Шапка гусарского образца, согласно ПВВ № 157, 24 марта 1909 года, со шлыком алого цвета, барашкового меха, у офицеров из чёрной мерлушки (каракуля). ПВВ №167, 1912 года:"При постройке гусарских шапок для нижних чинов допускается тулья, обтянутая составным барашковым мехом, но не более, как из 7-ми хорошо подобранных и крепко стаченных кусков." 



Знак "За отличие 14-го Августа 1813 года" был пожалован полку в сентябре 1813 года за победу при Кацбахе. 

Лента.

В память столетия совместных боёв против Наполеона, прусские "гусары смерти", с которыми Александрийцы дружили и во времена службы в Калише (пруссаки стояли неподалёку), подарили "Бессмертным" гусарам свою старую эмблему - Totenköpfe. Её ношение вместо герба было утверждено ПВВ № 158, 5 марта 1914 года, по православной традиции этот знак называли "Адамовой головой". Русские и прусские эмблемы были идентичны, это подтверждается фотографиями, хотя на рисунке к приказу изображён другой вид черепа

Ротмистр Гринченко
Ротмистр Гринченко. Горохов Ж. Русская императорская кавалерия. 1881-1917. Collector's Book, 2008. Фото из архива М. де Винча.
Кронпринц Вильгельм с сестрой Викторией-Луизой.
Фельдмаршал Макензен.

Парадная шапка 
Парадная шапка Александрийцев.
Шапка прусского 1-го лейб-гусарского полка.

Фуражка и бескозырка - чёрная тулья, алый околыш, три белые выпушки. 
Фуражка обр. 1907.

Внешность офицеров и гусар имела значение при распределении по эскадронам, так же, как и масть лошадей:"В эскадрон Ее Величества назначали высоких, видных офицеров-брюнетов, во 2-й стройных блондинов, в 3-й и 4-й - небольшого роста, коренастых брюнетов, в 5-й, как тогда говорили, "разномастных", и в 6-й здоровых и неуклюжих. Лошади распределялись по эскадронам также по росту, мастям и отметкам: в эскадрон Ее Величества - кони вороные, без отметин, во 2-й белоногие и с проточинами, или звездами на лбу, в 3-й и 4-й караковые, в 5-й отмастки", и в 6-й рослые лошади всех категорий" (Топорков С. А. Старый эскадронный командир. Военная быль. № 83, 1960, стр. 32). 

Трубачи, по воспоминаниям вольноопределяющегося А. А. Петровского, ездили на "белых" лошадях, то есть серой масти. Однако для Высочайшего смотра 1909 года трубачи пересели на вороных коней без отметин. Он же упоминает, что "3-й эскадрон наполовину состоял из армян", в память о князе Мадатове, а на солдатских концертах были выступления "с армянским хором с зурною" (Петровский А. А. "Александрийский 5-й Гусарский Ея Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полк. Краткая история." Рукопись, стр. 61, 64. Национальный музей истории Украины, Киев). Действительно, в полку служило много не только рядовых гусар, но офицеров армянского происхождения - трое Бек-Мармарчевых, двое Мелик-Шахназаровых, Киракосьян (последний из Александрийцев, умер в 1997 году). 

На фотографиях оркестра можно видеть у некоторых музыкантов инструменты, очень похожие на зурну. Трубачи были гордостью Полка, они пользовались заслуженным уважением в мирное время, прекрасно показали себя в Великую войну, и даже в Гражданскую оставались украшением строя Александрийцев. С 1907 года "в хоре трубачей имелись 4 фанфары с алыми значками и тканными серебром в монастыре вензелями Шефа Полка Государыни Императрицы Александры Феодоровны, с обратной стороны - Двуглавый орёл, шитый серебром и золотом. <...> Трубы Георгиевские серебряные, полученные Полком за Бриенн 1813 года, с Георгиевскими лентами и кистями, надевались трубачами за плечи только на парады." (Полковой архив, "Материалы к Полковой истории 5-го гусарскаго Александрийскаго Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны Полка, книга 3-я. Columbia University, New York, The Bakhmeteff Archive, S. A. Toporkov Papers). 

У трубачей был собственный праздник, отмечавшийся 4 декабря ст. ст.

Национальный состав гусарских полков ещё в 18-м веке был очень пёстрым, к началу 20-го положение мало изменилось. Так как Александрийцы 30 лет квартировали в Калише, в рядах Полка служило много поляков, хотя преимущественно набор шёл в "Московской, Тверской, Казанской и Волынской губерний, а теперь (с 1910 года - К.С.) предполагалось это комплектование уроженцами местной Самарской и отчасти Саратовской губерний." (Полковой архив, Воспоминания С. А. Топоркова, Columbia University, New York, The Bakhmeteff Archive, S. A. Toporkov Papers). 

Офицерский состав был ещё более разнообразен - поляки, немцы, кавказцы разных народностей составляли значительную его часть. Перевод Полка в Самару в 1910 году весьма усилил русскую часть офицерства. Пишет самарец Ю. К. Мейер, корнет лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка, в начале Великой войны сражавшимся бок о бок с Чёрными гусарами в отряде генерала Казнакова:"...Большое оживление в общественную жизнь Самары внёс перевод после Японской войны из Калиша в наш город 5-го Александрийского гусарского полка. <...> Я был тогда гимназистом, но офицеры стали часто бывать в нашем доме. <...> Как полагается, сыновья самарцев стали усиленно представляться в полк, и в 1913 году в форме Чёрных гусар появились Карамзин, Алашеев и покойный Верховский" (Мейер Ю. К. Записки последнего кирасира. Российский Архив, М., 1995. Т. VI, стр. 569-570). 

В Полк пришли братья Батюшковы и Карамзины, Алашеев, Каменнов, Шумов - известные не только в Самаре, но и во всей России имена. Немало появилось и рядовых гусар из Самарской губернии - например, полный Георгиевский кавалер Николай Кочетов (в 2011 году в Самаре ему поставлен памятник), Федор Воеводин и многие другие. 

Весьма популярно среди Александрийцев было фотоателье А. Кузнецова на Садовой улице (дом не сохранился). Там сделаны очень многие фотографии, дошедшие до нашего времени. 

Младший унтер-офицер А. М. Коровин
Младший унтер-офицер А. М. Коровин и гусар И. Соболев (в шапке). Самара, 1913, ателье Виноградова. Архив П. Коровина.

Не сохранился и величественный собор в честь Воскресения Христова, в котором находилась Полковая церковь. Собор уничтожен в 1935 году. Зато остались казармы, построенные специально для гусар, в них и сейчас несут службу военные. 

Полковые казармы в Самаре, 2012.

Мейер упоминает об одном трагическом происшествии:"Мне пришлось быть свидетелем довольно редкого случая смерти участника на барьерных скачках. Корнет Верховский сломал себе шейные позвонки при прыжке через мертвое препятствие "ирландский банкет" в стипль-чезе. Лошадь задела передними ногами препятствие и упала через голову вместе со всадником. Верховский скончался через час на ипподроме, не приходя в сознание" (Мейер Ю. К. Записки последнего кирасира. Российский Архив, М., 1995. Т. VI, стр. 570). 

Дело в том, что в Полку ещё с 19-го века был очень силён конный спорт, к офицерам выдвигались весьма высокие требования по обращению с лошадью. И Александрийцы их выдерживали. Князь К. Н. Авалов выиграл в 1912 году Grand National Steeplechase в Ливерпуле, Д. М. Иваненко (единственный негвардейский офицер в русской команде) в 1912 году выиграл Кубок короля Георга (хранился в Полку до 1918 года) Там же Мейер пишет:"В манеже полка мне пришлось видеть кобылу одного из Иваненок, который, входя в состав русской команды, выиграл на ней в Лондоне приз короля Эдуарда Седьмого." Это была знаменитая "Миледи". 

Подобные занятия продолжались и на фронте:"У нас каждый день ученья, среди них есть и забавные, например парфорсная охота. Представь себе человек сорок офицеров, несущихся карьером без дороги, под гору, на гору, через лес, через пашню и вдобавок берущих препятствия: каналы, валы, барьеры и т. д. Особенно было эффектно одно - посредине очень крутого спуска забор и за ним канава. Последний раз на нём трое перевернулись с лошадьми. Я уже два раза участвовал в этой скачке и не разу не упал, так что даже вызвал некоторое удивление" (Гумилев Н. С., письмо к Анне Ахматовой от 2 августа 1916 года, gumilev.ru). 

Категория: Статьи | Добавил: black_hussar (2013-03-08)
Просмотров: 4610 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0