Главная » Статьи » Статьи

Князь Валериан Григорьевич Мадатов

Князь Валериан (Рустам или Ростом) Григорьевич Мадатов родился в 1782 г. в Карабахе, в селе Аветараноц (Чанахчи), недалеко от Шуши. Он принадлежал к довольно известному армянскому роду. В 1797 (по другой версии – в 1799) его дядя Джемшид, или Джиммит Шах-Назаров, правитель Карабаха, отправился в Петербург во главе армянской делегации. Взял он с собой и племянника. Юноша был восхищён блеском русской столицы и подал прошение о принятии его на военную службу. Однако получил отказ. Но когда уже отправился домой, на Кавказ, его перехватил фельдъегерь с приказом Императора вернуться в Петербург: Павел вспомнил о юном горце. Мадатов стал портупей-прапорщиком Лейб-Гвардии Преображенского полка, где прослужил до 1802 г. Оттуда в чине подпоручика перешёл в Павловский гренадерский полк. Где прослужил до 1807 и стал поручиком. В 1807 перешёл в Мингрельский полк, с повышением, а уже через год получил звание капитана.
В 1808 году начался его боевой путь в русско-турецкой войне, на полях Молдавии и Валахии. Состоя в авангарде Платова, под командованием П.И.Багратиона, 26-летний Мадатов принял участие в ряде сражений, проявив необыкновенную храбрость и мужество. За храбрость, проявленную в боях под Браиловым, он был награждён своим первым орденом Святой Анны III степени. Затем он храбро проявил себя в боях под Мачином, Бабадагом, Гирсово. 30 августа он награждён орденом Святого Владимира IV степени за бой при взятии Кюстенджи. Под Расеватом Мадатов с двумя эскадронами обратил в бегство четырехтысячный отряд неприятельской кавалерии. "Невероятно!" — воскликнул наблюдавший за его атакой Багратион. За этот бой Мадатов был награжден золотой шпагой с надписью "За храбрость". В сражении между селами Калипетро и Канаклы он был награждён орденом Святой Анны II степени.
В марте 1810 по собственной просьбе он был переведён ротмистром в Александрийский Гусарский полк, где за отличия произведен в майоры.
В первом же бою 12 июля 1810г., Валериан Мадатов под деревней Чаушкиой отбил со своим эскадроном турецкое орудие. 26 августа, под Батином, где Александрийцы действовали в составе отряда генерал-лейтенанта Иловайского, с двумя эскадронами он наголову разбил четырехтысячный конный отряд турок. Современники рассказывают, что, когда началось сражение под Батином, Мадатов спросил Ланского: «Скажите, что мне сделать, чтобы получить Георгиевский крест?» - «Разбей вот их!» — сказал Ланской и в шутку указал ему на многотысячную колонну турецких всадников, выдвигавшуюся из Шумлы. За это дело Мадатов был произведён в подполковники.
Однако заветный белый крест он получил всё-таки за предыдущий подвиг. Вот что писалось в именном рескрипте (от 11 апреля 1811) на награждение:
"Нашему подполковнику князю Мадатову. Отличное мужество и храбрость, оказанные Вами в сражении против турков 12-го минувшего июля при селении Чаушкиой, где Вы с эскадроном ударили на неприятельскую пехоту и взяли у неприятеля орудие, заслуживают награждения орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия, а потому Мы всемилостивейше жалуем Вас кавалером сего ордена четвертого класса, и знак онаго при сем препровождая, повелеваем Вам возложить на себя и носить по установлению. Удостоверены Мы, впрочем, что Вы, получив такую отличную честь, потщитесь продолжением усердной службы вашей вяще удостоиться Монаршей Нашей милости. Пребываем Вам благосклонны. Александр".
Современники так характеризовали его участие в сражениях с турками за Дунаем: "Во все время похода он был употребляем начальниками везде, где требовались верный глаз и смелая грудь, благоразумный расчет и безоглядный натиск", а выражение "Я был в деле с князем Мадатовым" значило: "Я был впереди и ближе всех к неприятелю". "Мы знаем, - говорили солдаты, - что с ним ни один человек даром не пропадет". Они слышали знаменитые слова Мадатова : «Берегу полк, как невесту; но придет час - и я не пожалею ни людей, ни лошадей».
В 1812 году Чёрные Гусары были в авангарде 3-й Западной армии, под командованием генерала Ламберта Князь Мадатов был уже командиром батальона и возглавлял передовой отряд авангарда. Он атаковал неприятеля, всюду, где встречал: выбил его из Устилуга, 13 июля первым вошел в Брест-Литовск, 15 июля отличился в сражении при Кобрине.
В городе был гарнизон саксонцев под командой генерала Кленгеля, который грамотно устроил оборону и храбро защищал свои позиции. Русская кавалерия, в составе которой были 7 эскадронов Александрийских Гусар, окружила город. Ламберт отправил Мадатова с двумя эскадронами Александрийцев и сотней донских казаков за реку Мухавец, чтобы занять дорогу на Пружаны. Гусары перешли реку вброд и в рукопашном бою разбили два эскадрона саксонцев. Затем к Мадатову подошли ещё два эскадрона Александрийского полка, два эскадрона Стародубовского драгунского полка, и эскадрон Татарского уланского полка. Неприятель, пытавшийся уйти по пружанской дороге, подверг отряд Мадатова сильному артиллерийскому обстрелу. На помощь подошёл взвод нашей конной артиллерии. При поддержке его огня, драгуны, спешившиеся для атаки, сбили неприятельские пушки. Это отрезало гарнизону путь к отходу. Вскоре Русские войска ворвались в город и принудили саксонцев к капитуляции. В плен было взято 2 генерала,76 штаб- и обер-офицеров и 2382 нижних. Захвачено 8 орудий и 4 знамени.
Князь Мадатов за это сражение получил орден Святой Анны 2-й степени с бриллиантами.
Затем Мадатов отличился под Пружанами и Городечно, где с двумя эскадронами атакой с фланга и тыла опрокинул австрийскую кавалерию, за что получает чин полковника, под Кайдановым и Борисовым. Затем он был направлен в Польшу для уничтожения неприятельских арсеналов и запасов. 11 ноября 1812 г., под Борисовом, отряд генерала Палена наткнулся на крупные силы отступающих французов и был разбит. Он отступал в беспорядке по длинному мосту, загроможденному орудиями и брошенными обозами. Его прикрывал Александрийский гусарский полк. Авангард нёс крупные потери и был под угрозой уничтожения. Слова очевидца о действиях Мадатова в этом эпизоде:
"...Вышедши из лесу и выстроив эскадроны (он) летит вдоль фронта. "Гусары, — говорит он, — я скачу на неприятеля, если вы отстанете, то меня ждет плен или смерть, ужели вы в один день хотите погубить всех своих начальников?" Гусары, одушевленные этими словами, бросились вперед и тем дали восстановить порядок".
Александрийцы понесли тяжелые потери, однако успех полка позволил сохранить артиллерию и дал возможность пехоте организованно отойти.
Затем Мадатов, у местечка Плещеницы, разбил отряд неприятельских войск, взяв в плен двух генералов, 25 офицеров, 400 солдат, и одним из первых вошёл в Вильну. За этот подвиг он был награждён золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью "За храбрость". В походе Русской армии за границу князь Валериан первым перешел Неман, а затем и Вислу, явившись "предвозвестником непобедимых войск, которым Провидение определило свергнуть Наполеона и дать свободу Европе".
Важным моментом в карьере князя Мадатова и истории Чёрных Гусар было сражение под Калишем, 1 февраля 1813 года. Он, во главе двух эскадронов Александрийских гусар и Донского казачьего Семенчикова полка, атаковал неприятельскую кавалерию, значительно превосходную в числе, опрокинул и рассеял ее. В результате этой атаки и оказались отрезанными от основных сил два саксонских батальона с двумя орудиями. Они, перестроившись в походный порядок, начали отход. Мадатов принял решение атаковать, хотя не имел ни пехоты, ни артиллерии. Враг не выдержал яростной гусарской атаки и сдался. Мадатов получил орден Святого Георгия III степени. В рескрипте говорилось:
"В воздаяние ревностной службы Вашей и отличия, оказанного в сражении противу французских войск 1813 года февраля 1-го числа под городом Калишем, где Вы по служению Вашему в Александрийском гусарском полку в чине полковника, быв командированы на левый фланг с двумя эскадронами Александрийских гусар и Донским казачьим Семенчикова полком и вышедшую из деревни Баркова неприятельскую кавалерию, ударили с неустрашимою храбростию, опрокинули оную и взяли много в плен, потом отрезали неприятельской колонне дорогу, причем сдался военнопленным саксонский генерал Ностиц с двумя батальонами, двумя пушками и одним знаменем, всемилостивейше пожаловали Мы Вас в 22 день февраля 1813-го года кавалером ордена св. Георгия третьего класса..."
Затем он участвовал во взятии Дрездена, в сражениях, при Бауцене, и Лютцене. В этом сражении Мадатов, будучи в арьергарде, прикрывал отступление русских войск (орден Святого Владимира). За 17 дней он девять раз участвовал в жарких схватках, взял в плен примерно 1200 человек, 25 офицеров, одного полковника, истребил 200 зарядных ящиков врага. Другой блестящий гусар - Денис Давыдов назвал Мадатова, с которым был знаком по Заграничному походу, "до невероятия неустрашимым генералом"
14 августа 1813 Александрийцы, в составе 5 эскадронов, сражались на реке Кацбах с корпусом Макдональда. Тогда 2-я гусарская дивизия (Александрийский, Мариупольский, Белорусский и Ахтырский полки) была в составе армии знаменитого прусского генерала Блюхера. В этот день шёл сильный дождь, и каре французской пехоты не могли вести огонь по массе Русской кавалерии. Генерал-майор Юрковский с Александрийцами и Мариупольцами ударил на французов с фронта, Ланской с Ахтырцами и Белоруссцами - с фланга, а 6 казачьих полков генерал-майора Карпова - с тыла. Русские захватили 50 вражеских пушек и около 5 тысяч пленных. Потери составили около 100 человек убитыми, примерно 400 ранеными и до 100 человек пропавшими без вести.
3а это сражение все четыре полка первыми из Русских гусар получили знаки отличия на кивера. Эти знаки изготавливались из белой меди в виде ленты и имели выбитую надпись: "За отличие 14 августа 1813 года". Позднее к ней прибавили слова: "за Кацбах".
В этот день Александрийцы получили своё прекрасное прозвище – Бессмертные Гусары. После боя Блюхер подъехал к особо отличившемуся Александрийскому полку. Александрийцы носили черные доломаны, а тут еще и сражение шло под проливным дождем, так что полк "от конских копыт до верхушек киверов был залеплен грязью и даже вблизи казался совершенно черным. Нарочно ли, а вполне возможно, что и смешав на самом деле, генерал Блюхер сделал вид, что принял наших гусар за своих любимцев прусских Tod Husaren ("Гусары Смерти" -- так звался прусский гусарский полк, одетый во все черное). Так он и обратился к Александрийцам, благодаря их за лихое дело: "Приветствую вас, Гусары Смерти!" Генерала "Брюхова" Русские войска любили и похвалами его дорожили. Но "Гусары Смерти" звучало не слишком по-Христиански, к тому же "тoд хузарен" легко было спутать с "танц хузарен" ("гусарами-танцорами") - 11-м прусским гусарским полком. И князю В.Г.Мадатову вспомнилось название гвардии персидских ксерксов - "бессмертные". «Не Гусары Смерти, - ответил он Блюхеру. – а Бессмертные Гусары!»
В «битве народов» под Лейпцигом, в лихой гусарской атаке, Мадатов был серьезно ранен навылет пулею в левую руку, "но не сошел с лошади, не оставил поле сражения, а до самого окончания этой знаменитой битвы продолжал примером одушевлять Александрийский гусарский полк". За это сражение Валериан Григоревич получил звание генерал-майора. От ранения он лечился в городе Галле, в освобождении которого ранее участвовал. Жители города оказали герою особые почести: в знак благодарности они на руках несли его до отведенного ему дома. Мадатов,не долечившись, нагнал своих Бессмертных Гусар ко времени вступления в Париж. В качестве командира гусарской бригады оккупационных сил он оставался во Франции до 1816 года, когда был вызван на Кавказ.
Ермолов назначил энергичного гусарского генерала на должность командующего войсками в Карабахе, который Мадатов покинул 20 лет назад. В 1817 Мадатов стал воинским окружным начальником в Щекинском, Ширванском и Карабахском ханствах и сразу же пресек набеги на управляемые им области кавказских татар, персов, турок. Отряды, предводительствуемые князем, совершали быстрые и бесстрашные рейды, вставая на пути грабителей. Помимо руководства боевыми операциями он много занимался организацией мирной жизни горцев. Один из его сподвижников вспоминал: "Воинственный характер князя Мадатова, знание им местных языков и обычаев, смесь азиатских привычек с европейскими делали его неоценимо полезным в областях, управляемых им. С одним из владельцев казался он дружески откровенным; другого обнадеживал обещанием лестных наград ему и подданным; третьему подавал защиту и правосудие. Во всех его поступках видны были гибкий ум, прозорливость и глубокое познание обстоятельств".
"Женщина в Карабахе может ходить безопасно с золотым блюдом на голове" - такая пословица сложилась у горцев при Мадатове. Он руководил судами ("диванами"), заботился о развитии торговли и усовершенствовании горных дорог, о распространении шелководства и улучшении породы знаменитых карабахских скакунов. Вел он и боевые действия - против ханов Каракайтакского и Казикумыкского, жесткой рукой пресекал выступления воинственных и непокорных племен. В этом новом звании Мадатову "много способствовало знание азиатских нравов и восточных языков, особенно же татарских, на котором он изъяснялся не только свободно, но даже красноречиво.
Но не одни эти сведения содействовали князю Мадатову к отличному исправлению его должности, благоразумные распоряжения его, открытый благородный характер, более, нежели что-либо другое, снискали ему любовь и доверенность ханов". Из записок Ван-Галена, майора в отряде князя Мадатова: "С одним из сих владельцев он казался дружески откровенным, другого — обнадеживал вниманием российского монарха, обещанием лестных наград ему и подданным, третьему — подавал защиту правосудия, — во всех поступках его была видна прозорливость, глубокое познание обстоятельств, нравов, и та гибкость ума, которая необходима в сношениях с азиатскими народами".
В 1818 году А.П. Ермолов предпринял решительные меры для усмирения чеченцев, чтобы пресечь их грабежи и набеги на мирных кавказцев. 1818-1820 годы Мадатов воевал в Дагестане. За три месяца, с весьма незначительным отрядом в незнакомой и большей частью неприступной местности, он покорил всю Табасаранскую область и Карандайк (орден Святой Анны I степени). Затем одержал победу над акушинцами (орден Святой Анны I степени с алмазами). И в две недели завоевал Казыкумыкское ханство (орден Святого Владимира), завершив этим полное покорение Северного Дагестана, причём "весьма малой кровью". О воинском искусстве Мадатова свидетельствует, в частности, его победа над Сурхат-Ханом (двухнедельное покорение Карандайка), типичное соотношение потерь русских и врагов. "Потери противника были огромны — до 1500 только убитыми, у русских — 17 убитых, из татарской конницы — 46 человек".
В начале августа 1819 г. Мадатов принял командование над экспедиционным отрядом, назначенным для обороны богатой Кубинской провинции. Ермолов не считал отряд Мадатова способным вести серьезные наступательные действия и поэтому рекомендовал князю ограничиться наблюдением за Табасаранью, где вызревало восстание горцев.
Мадатов, однако, имел разведданные, что противник пока не готов к активным действиям, и решил перенести борьбу на его собственную территорию, с тем, чтобы разгромить неприятеля, пока тот не собрался с силами. План Мадатова был достаточно рискованным, причем Валериан Григорьевич не счел даже нужным ставить в известность о нем Ермолова, поскольку дорожил каждой минутой, и взял всю ответственность за операцию на себя. Российский отряд внезапно переправился через реку Самур и, быстро пройдя Кюринское ханство, стал на самой границе южной Табасарани.
Чтобы скрыть свои намерения, Мадатов распустил слух, что идет в Дербент, но ночью захватил Марату - узел дорог, расходившихся оттуда на Кубу, Дербент и в Каракайтаг. Как бы ни тяжело дался его войскам двухдневный форсированный марш на Марату, отдыха своим подчиненным Мадатов не дал. Жители аулов, через которые проходили российские войска, уже послали гонцов в аул Хошни, где находились несколько тысяч мятежников, чтобы предупредить их вожаков о приближении русских.
Было принято решение, в ту же ночь совершить нападение на непокорных горцев для захвата основных руководителей восстания. До селения Хошни было около 30 километров. В целях внезапности нападения это расстояние отряду Мадатова нужно было преодолеть в течение всего одной ночи. Выступая в поход, князь отобрал из всего отряда только 500 бойцов, на силы, волю и безусловную храбрость которых он мог вполне положиться. Кроме того, Мадатов взял с собой три орудия, сотню донских казаков и туземную конницу. Войска шли на Хошни форсированным маршем, без привалов, в полном молчании. В целях скрытности движения колеса орудий обертывались солдатскими шинелями.
На рассвете они были на месте. Конные воины стали спускаться в котловину, где располагался аул. Пехота, забыв об усталости, следовала за ними бегом. Кавалеристы стремительно ворвались в неприятельский лагерь и произвели в нём полное смятение. Пальба, стоны и дикие крики раздались со всех сторон. Ошеломленные мятежники стали разбегаться в разные стороны. Таким образом, одним решительным и смелым ударом, почти без пролития крови, была усмирена вся Табасарань. Мадатов вернулся в Марагу и оттуда именем императора объявил прощение всем участвовавшим в бунте. Затем при громе пушек табасаранцев торжественно привели к присяге на верность русскому царю.
Ермолов был чрезвычайно доволен действиями князя Валериана. «Целую тебя, любезный мой Мадатов и поздравляю с успехом, - писал он ему, - ты предпринял дело смелое и кончил его славно...»
В этом же году 19 декабря Мадатов прославился в бою под Лавашами во время похода Ермолова на Акушу, где командовал обходной колонной, решившей успех сражения.
Переговоры с неприятелем князь Мадатов всегда вел лично, "не страшась коварства горцев, являясь на места, назначенных для свиданий, без оружия, чтобы показать, что он не подозревал никакой измены, и твердо был уверен, что, переменивши в этом свой образ действий, он потерял бы то влияние, которое успел приобрести над этими народами".
Летом 1826 года наследный персидский принц Аббас-Мирза вторгся с огромной армией в Карабах. Ее основные силы под личным командованием принца осадили Шушу, а передовой отряд войск был направлен к Тифлису. Мадатов был вызван Ермоловым в Тифлис и направлен с маленьким отрядом навстречу неприятелю. Мадатов был на лечении на кавказских минеральных водах, когда поступил приказ. Князь нагнал отряд уже на марше. Солдаты были изнурены, у них кончилось продовольствие, но известие о том, кто назначен к ним командиром, взбодрило и всколыхнуло всех. Очевидец вспоминал: "Я не в силах описать нашего восторга... "Слава Богу, - кричали солдаты, - мы удостоены быть под его командою". Действовал он решительно и отважно, одно его имя воодушевляло солдат и страшило врагов. Когда персы направляли на него огонь, ему говорили: "Вас видят, в вас метят", он отвечал: "Тем лучше, что меня видят, скорее убегут".

Под Шамхором Мадатов наголову разбил персидские войска, в пять раз превосходившие его силы - 10000 персов против 2000 Русских. Казалось бы, нет никаких надежд на успех, но Русские воины смело шли на врага, веря в своего командира. Неожиданно в тылу Русских войск показались клубы пыли - казалось, что подходят крупные резервы. Персы обратились в бегство, не ведая, что за резерв они приняли обоз, специально оставленный Мадатовым в тылу и в нужный момент по его команде начавший выдвижение к месту сражения.Шамхорская победа спасла осажденную персами крепость Шушу. Поздравляя подчиненных, князь провозгласил: "Вы Русские воины, я с вами никогда не буду побежден!"
Потери Русских в этом бою составили 27 человек, а персов около 2000 убитыми и 1000 пленными), тем самым вынудив Аббас-Мирзу снять осаду Шуши и двинуться с основным силами к Елисаветполю, где и произошло генеральное сражение.
Мадатов командовал первой линией войск и вынес на себе всю тяжесть боя, а затем преследовал разбитого неприятеля, бросившего артиллерию и обозы и искавшего спасения в бегстве за Аракс. Хотя честь этой победы была приписана Паскевичу, многие современники считали, что он был обязан своим успехом не собственным военным дарованиям, а "превосходным ермоловским войскам" и "искусным и отважным" действиям подчиненных ему генералов. За эту победу, решившую исход войны, Мадатов был произведен в генерал-лейтенанты и награжден второй золотой саблей, украшенной алмазами, с надписью "За храбрость".
Персы потерпели сокрушительное поражение и бежали из пределов России, успев по приказу Аббас-Мирзы сжечь родовое имение Мадатова в Аветараноце (Чанахчи).

Но дальнейшие его отношения с главнокомандующим, не любившим "ермоловского духа", не сложились. Паскевич аттестовал его "только храбрым гусаром, не имеющим в распоряжениях своих способностей", и возложил на него сугубо тыловую службу - .обязанности провиантмейстера. Не выдержав такой обиды, князь подал прошение об отпуске и уехал в Петербург. Мадатов был отстранен от должности и, лишь через несколько месяцев опалы и вынужденного безделия, по собственной просьбе, был направлен на Балканы. К славным, но последним делам его жизни позвала новая война с Турцией.
Князь Валериан Мадатов вернулся на те поля сражений, с которых начиналась его слава. 27 мая он участвовал в знаменитой переправе через Дунай, под командованием императора. Николай I лично поручает Мадатову, хорошо знающим язык и нравы турок, вести с ними переговоры, что было им блестяще выполнено — он убедил турок сдать без боя крепость Исакчу. 4 июня князь Мадатов обложил крепость Гирсово, но у него было не более 2000 человек. Тогда князь прибегнул к военной хитрости: он велел своему отряду, многократно меняя форму, дефилировать перед осажденной крепостью, сам же, на переговорах, исполнял роль переводчика. 11 июня крепость сдалась по договору! За это князю Мадатову объявлено монаршее благоволение.
Мадатов проявил себя не только с военной стороны. Когда турецкий гарнизон Варны, которому при сдаче крепости разрешено было возвратиться за Балканы, проходил через расположение его отряда, Мадатов показал, что он так же человеколюбив, как и храбр. По его приказу туркам, массами гибнущим от холода и голода, была оказана всевозможная помощь.
Затем последовало отличие при Проводах — он победил 6000 турок, втрое превосходящих его отряд, потеряв всего 37 человек. 10 ноября генерал Дибич назначил Мадатова начальником 3-й гусарской дивизии. 5 апреля 1829 года Мадатов выступает со своей дивизией, и здесь он по-прежнему воевал с большим искусством и отвагой, одержав ряд побед, самой выдающейся из которых была битва род Шумлой. За блестящую кавалерийскую атаку Александрийцев и взятие спешенными гусарами неприятельских редутов близ крепости Шумлы Мадатов был награждён орденом Александра Невского.
Он давно был болен горловой чахоткой, и теперь, из-за тяжелейших условий походной жизни, болезнь вспыхнула с особой силой. Он превозмогал себя, желая дослужить военную компанию, но болезнь победила и в несколько дней унесла в могилу человека, которого столько раз обходила стороной смерть на полях сражений. 4 сентября 1829 года генерал-лейтенант князь Мадатов скончался. Ему было всего 47 лет.
Отдавая дань уважения памяти легендарного храбреца, турки предложили Русскому командованию похоронить Мадатова в ограде Христианской церкви города Шумлы, который осаждала тогда Русская армия. Были на время открыты ворота неприступной крепости, и пропущен внутрь небольшой отряд с его телом и почётным эскадроном из взвода гусар для отдания последних воинских почестей. "Смерть князя Мадатова опечалила Русскую армию, была оплакана его подчинёнными, и внушала сожаление даже врагам, которых он всегда поражал.
Жизнь, наполненная чудными подвигами, должна была замкнуться неожиданным торжеством, и храбрейший из турок Рашид и знаменитый Гуссейн, имевшие в князе Мадатове опасного противника, в знак необыкновенного уважения к праху героя, открыли для него ворота неприступной Шумлы. Тело князя из лагеря до самой церкви несли попеременно все офицеры 3-го пехотного корпуса. У ворот Шумлы печальное шествие остановилось; раздавалось церковное пение, войска преклонили перед ним знамёна и оружие, артиллерия залпами отдала последнюю земную почесть его праху, ворота отворились, и шествие вступило в город. Турки впустили из всего конвоя только взвод гусар принца Оранского полка с их трубачами. Необыкновенное для турок зрелище пышного христианского погребения и самое появление Русских внутри Шумлы, куда никогда ещё не проникал вооруженный неприятель, всё это вместе, привлекало и изумляло жителей. Народ стекался толпами; воины турецкие спешили взглянуть на того, кто был для них прежде столь страшен. Окна, крыши, заборы домов были унизаны женщинами, которые забывали и строгие обычаи своей страны, и ненависть к Русским, чтоб лучше посмотреть на эту трогательную и, вместе с тем величественную картину, столь же для них необыкновенную. Глубокая тишина и общее безмолвие изредка были прерываемы печальным звуком труб... Процессия тянулась медленно по узким улицам Шумлы, с большим трудом достигла ограды Христианской церкви Святого Георгия Победоносца, где были преданы земле останки смелого воина", - писали его адъютант А. С. Хомяков и И. М. Бакунин.
Через несколько лет прах князя Валериана Мадатова, с высочайшего соизволения, был перевезён его женой Софьей Александровной в Петербург и торжественно перезахоронен в Александро-Невской лавре, где и сейчас находится его могила.Софья Александровна Мадатова (урождённая Муханова; 1787 — 1875) ,благоговея перед памятью своего мужа, составила при содействии М. Р. Коцебу, А. С. Хомякова и И. М. Бакунина книгу «Жизнь генерал-лейтенанта князя Мадатова» (СПб., 1837; 3-е изд. 1874). Была фрейлиной императрицы Елизаветы Алексеевны. Её воспоминания были напечатаны в «Русской старине» (1884, т. 44).
Современники высоко оценивали военные дарования и блестящие личные качества Мадатова. Под его начальством солдат всегда смело шли вперед, зная, что с ним ни один человек даром не пропадет.
"Только видевшие его в пылу сражений, - писал Ван-Гален, - могут знать, до какой степени простиралась его неустрашимость -, его спокойной отваге, в его мгновенной решимости было какое-то вдохновение". Фельдмаршал И.И. Дибич назвал его русским Мюратом. В Энциклопедии военных и морских наук под редакцией генерал-лейтенанта Леера, отмечается, что это был "генерал той суворовской школы, которая дала русской армии Багратиона, Милорадовича, Ермолова, Дениса Давыдова, Котляревского...".
Поясной портрет Мадатова, работы Доу, находится в Военной галерее Зимнего дворца. Его имя трижды встречается среди имён героев Отечественной войны, высеченных на мраморных стенах храма Христа Спасителя.

Категория: Статьи | Добавил: black_hussar (2006-06-03)
Просмотров: 5552 | Рейтинг: 4.7/13
Всего комментариев: 0